+7 (495)229-30-36
Москва, Новогорская улица, д. 71

Споры о научном изобретении лампы накаивания

Можно долго спорить о том, кто же действительно изобрёл радио – Маркони или Попов. Ведь, несмотря на первенство, Попов так и не запатентовал своё изобретение, а достижения Маркони не отбросишь. Но в случае с лампой накаливания двух мнений быть не может: сконструировал её наш соотечественник Александр Николаевич Лодыгин и даже смог запатентовать. Однако оказалось, что в мире, где правят денежные отношения, даже этого недостаточно. Патент необходимо было не только зарегистрировать, но и поддержать. Так и случилось с А. Н. Лодыгиным, который уступил «лавры первооткрывателя» американцу, сделавшему своё имя на инженерах-эмигрантах, Томасу Алве Эдисону, из бюро которого вышли многие устройства, в том числе и кассовые аппараты. Даже в авторитетной Encyclopedia Britannica об имени гениального русского самоучки не упоминается ни слова. Не было такого учёного – и все! К сожалению, подобная тенденция уже начала распространяться и на отечественные издания, по которым учится младшее поколение.

Жизнь Лодыгина вообще представляла собой сплошную цепь событий, наполненных невезениями. Родившись в семье обедневших дворян, ему уже была определенна военная служба. Далее окончание Тамбовского и Воронежского кадетских корпусов, где будущий изобретатель и приобщился к науке, став лаборантом физического кабинета. Затем служба юнкером в 71-м Белевском полку и учёба в Московском пехотном училище. Разочаровавшись, подпоручик Лодыгин вышел в отставку, что привело к полному разрыву с семьёй. Не имея достаточных средств для существования, бывший офицер поступил на ТОЗ, где работал в качестве простого молотобойца. Скопив небольшую сумму денег, Лодыгин уехал в Санкт-Петербург и начал активные поиски средств для постройки летательной машины, приводимой в действие электрическим мотором. Параллельно он разрабатывал не менее «бредовые», с точки зрения его современников, идеи, а именно водолазный аппарат и новую лампу для своего электролёта, которую позже назовут лампой накаливания. Но, не найдя поддержки у отечественных бюрократов, Лодыгин решил попытать счастья за границей и предложил французскому правительству использовать новый аппарат в войне с Пруссией. Однако его чуть не арестовала полиция, приняв за немецкого шпиона, а по дороге на военный завод Крезо чемодан с чертежами исчез. Любопытно, что одну деталь своего электролёта – лампочку для освещения кабины – Лодыгин всё-таки довёл до ума. В то время многие учёные занимались экспериментами по накаливанию электрическим током. Лодыгин не был в курсе последних достижений, а потому и предложил то, что казалось изобретателям полной ересью – выкачать из колбы воздух и поместить туда стержень из угля. В 1872 году учёный публично продемонстрировал свою лампу и подал патентную заявку. Спустя пять лет лампочки попали в США вместе с заказом на постройку на американских верфях военных кораблей от российского правительства. Воспользовавшись неопределённой ситуацией, Томас Эдисон также подал заявку на лампу в Патентное бюро США с одновременным иском в суд на запрет изготовления аналогичных ламп в Европе, но с треском проиграл процесс. Тем не менее это не остановило Эдисона, понимающего, насколько огромные деньги сулит новое изобретение, и в том же 1879 году он создаёт собственную электротехническую фирму, где и начинает модифицировать лампу Лодыгина. В 1906 году – после многочисленных судебных тяжб – Лодыгин вынужден был продать свой патент с вольфрамовой нитью компании General Electric, которая позже влилась в фирму Эдисона, а сам с семейством вернулся на родину.

 

Яндекс.Метрика